Сколько слов знают собаки?

Блоги Cколько слов знает собака? [Клуб “Мой Друг СОБАКА”]

Cколько слов знает собака?

Ученые уже неоднократно исследовали способности собак к пониманию языка людей и запоминанию слов. В 2004 году на весь мир прославился бордер-колли Рико. По утверждениям немецких специалистов, проводивших с ним серию экспериментов, пес понимал более 200 слов. Еще одна собака этой породы, Бетси, попавшая под пристальное внимание австрийских ученых в 2008-м, понимала более 340 слов.

В конце 2010 года в авторитетном в журнале «Поведенческие процессы» вышла статья английских исследователей Джона Пилли и Аллистон Рид, посвященная наблюдениям за бордер-колли по кличке Чейсер. По данным исследователей, собака знает наименования 1022 предметов, которые она запомнила за трехлетний период обучения. Однако самым ценным результатом исследования ученые считают доказательство способности этой питомицы группировать предметы в соответствии с определенными характеристиками и причислять конкретную вещь к той или иной группе, даже если предмет четвероногой незнаком и она видит его впервые.

В процессе исследования ученые разработали четыре эксперимента.

Специалисты проверили, насколько хорошо собака запомнила названия 1022 объектов, изученных за три года обучения.

На этом этапе ученые убедились, что Чейсер понимает соотношение названий с предметами независимо от того, что с ними надо сделать.

3. Обобщение и классификация

В данном эксперименте Чейсер продемонстрировала способность делить предметы по категориям.

Во время испытания Чейсер должна была выделить новый предмет из группы уже знакомых ей игрушек.

Основой экспериментов послужили данные, полученные в процессе аналогичных опытов с бордер-колли Рико. Девятилетний пес не только знал названия более 200 предметов, но и понимал значение существительных. Способность такого уровня обычно приписывают маленьким детям. Прежде всего, исследователи хотели узнать, является ли достигнутый Рико результат максимальным для собаки, а если нет, то насколько он может быть превышен. Но в процессе исследования его тема заметно расширилась.

Чейсер родилась в мае 2004 года. В доме своих хозяев она поселилась в двухмесячном возрасте в качестве домашнего любимца и была вполне типичной представительницей своей породы. В то время Чейсер никто даже не рассматривал как объект для научной работы. Собака обладала типичным для бордер-колли характером: сильный пастуший инстинкт, внимательность к командам хозяина, отзывчивость к похвале и неутомимость. Лишь после того как она повзрослела, было принято решение задействовать ее в исследовании.

В течение трех лет хозяева познакомили собаку с 1038 предметами. Это были игрушки для детей и собак (800 мягких игрушек, 116 мячиков, 26 летающих тарелок и 100 пластмассовых предметов). В наборе не было ни одного одинакового предмета. Все они отличались по размеру, структуре, виду или цвету. Некоторые игрушки были очень похожими, но все равно имели те или иные характерные особенности. Для каждой игрушки владельцы использовали собственное уникальное название.

Обучение Чейсер названиям предметов началось с пяти месяцев. В день собака узнавала наименование одного или двух объектов, и в игре должна была их находить. Наградой за это служили похвала и возможность поиграть с игрушкой.

Тесты проводили ежедневно. Чейсер надлежало выбрать единственный правильный предмет из восьми уже изученных. Если же она делала это неверно, ее заново знакомили с тем предметом, на котором она ошибалась.

Раз в месяц исследователи проводили один усложненный тест. В случайном порядке они выбирали 100 предметов из числа тех, что Чейсер уже знала. Эти объекты делили на пять групп, по 20 игрушек в каждой. Потом предметы раскладывали на полу в гостиной — так, чтобы каждый набор лежал отдельно. Чейсер просили приносить предметы дрессировщику, который находился в другой комнате, в спальне.

В конце трехлетнего периода обучения Чейсер продемонстрировала свои навыки в аудитории колледжа перед сотней студентов факультета психологии. Присутствующие в случайном порядке писали на бумаге названия предметов, которые должна была принести собака, и отдавали этот список тренеру. Бордер-колли ни разу не ошиблась.

После трех лет обучение Чейсер новым словам прекратили. Это случилось не потому, что она достигла какого-либо предела. Просто исследователи больше не могли ежедневно тратить на обучение по 4–5 часов. Решили перейти к следующим экспериментам.

На этот раз целью ученых было проверить, понимает ли Чейсер название объекта независимо от поданной команды. В 14 тестах одна из трех команд употреблялась вместе с названием одного из трех различных предметов. По команде (например, «Возьми!», «Лапа!», «Нос!») собаке следовало либо взять названный предмет в пасть, либо только дотронуться до игрушки лапой или носом. Это помогло понять, понимает ли Чейсер различие между командами и предметами.

Экспериментатор только отдавал команду, но не мог видеть, какой предмет выбрала собака и выполнила ли она нужное действие. Человека отгородили от испытуемой ширмой, а ее действия фиксировали на видеокамеру. Выводы делались на основе записи.

В процессе многократной серии тестов Чейсер всегда правильно выполняла указания дрессировщика. Ученые сделали очевидный вывод: для собаки команды и названия предметов являлись независимыми морфемами.

А поскольку ни один из трех объектов в предложенном тесте не был ранее соединен с одной из трех команд, напрашивался вывод о том, что Чейсер способна объединять два значения даже без предварительного обучения.

На этом этапе Чейсер познакомили с названиями, которые описывали группы разных, но однотипных предметов. Всего таких групп было три: «Игрушка», «Мячик», «Летающая тарелка». Каждая из них состояла из предметов, знакомых собаке.

После освоения собакой самого понятия группы специалисты стали исследовать, насколько хорошо Чейсер понимает «обобщенные» команды. Ее просили принести мячик, а затем еще один мячик, но при этом не говорили название конкретного мяча. Если собака приносила другую игрушку, ее мягко поправляли и повторяли испытание.

Выяснилось, что Чейсер было проще отождествить предметы из категорий «мячи» и «летающие тарелки», потому что они имели очевидные общие характеристики: шарообразная или дискообразная форма. Категорию же «игрушки» собаке понять оказалось сложнее, потому что все эти предметы заметно различались формой.

Самой интересной способностью собак, которую исследователи выявили в своем эксперименте, оказалось выведение нового значения логически, исключая другие варианты.

В данном эксперименте собаке предлагали как уже известные ей, так и новые предметы. Два новых и восемь знакомых объектов оставляли в отдельной комнате. Чейсер просили принести все восемь предметов, которые она знала, но по очереди. На первом этапе новые предметы ей не называли, и собака, соответственно, их не трогала. На следующем этапе, когда она приносила все знакомые игрушки, ее просили принести новый предмет.

Спустя два года, когда Чейсер исполнилось пять лет, ученые снова проверили способность собаки выбирать новую вещь методом ее исключения из группы знакомых предметов.

Рико знал названия более 200 предметов и понимал значение существительных.

В процессе многократной серии тестов Чейсер всегда правильно выполняла указания дрессировщика.

Собаки могут запомнить названия множества предметов. Они способны также понимать, что предмет может иметь не одно название.

Итак, цель проведенной работы – показать, что собаки могут запомнить названия множества предметов. Они способны также понимать, что объект может иметь не одно название, а больше (например, «мячик» и «игрушка»). К тому же Чейсер делала различия между наименованием предмета и действием, которое надо с ним выполнить.

Сколько слов знает собака?

Ученые уже неоднократно исследовали способности собак к пониманию языка людей и запоминанию слов. В 2004 году на весь мир прославился бордер-колли Рико. По утверждениям немецких специалистов, проводивших с ним серию экспериментов, пес понимал более 200 слов. Еще одна собака этой породы, Бетси, попавшая под пристальное внимание австрийских ученых в 2008-м, понимала более 340 слов.

В конце 2010 года в авторитетном в журнале «Поведенческие процессы» вышла статья английских исследователей Джона Пилли и Аллистон Рид, посвященная наблюдениям за бордер-колли по кличке Чейсер. По данным исследователей, собака знает наименования 1022 предметов, которые она запомнила за трехлетний период обучения. Однако самым ценным результатом исследования ученые считают доказательство способности этой питомицы группировать предметы в соответствии с определенными характеристиками и причислять конкретную вещь к той или иной группе, даже если предмет четвероногой незнаком и она видит его впервые.

В процессе исследования ученые разработали четыре эксперимента.

1. Запоминание
Специалисты проверили, насколько хорошо собака запомнила названия 1022 объектов, изученных за три года обучения.

2. Понимание
На этом этапе ученые убедились, что Чейсер понимает соотношение названий с предметами независимо от того, что с ними надо сделать.

3. Обобщение и классификация
В данном эксперименте Чейсер продемонстрировала способность делить предметы по категориям.

4. Анализ
Во время испытания Чейсер должна была выделить новый предмет из группы уже знакомых ей игрушек.

Основой экспериментов послужили данные, полученные в процессе аналогичных опытов с бордер-колли Рико. Девятилетний пес не только знал названия более 200 предметов, но и понимал значение существительных. Способность такого уровня обычно приписывают маленьким детям. Прежде всего исследователи хотели узнать, является ли достигнутый Рико результат максимальным для собаки, а если нет, то насколько он может быть превышен. Но в процессе исследования его тема заметно расширилась.


Рико.

Чейсер родилась в мае 2004 года. В доме своих хозяев она поселилась в двухмесячном возрасте в качестве домашнего любимца и была вполне типичной представительницей своей породы. В то время Чейсер никто даже не рассматривал как объект для научной работы. Собака обладала типичным для бордер-колли характером: сильный пастуший инстинкт, внимательность к командам хозяина, отзывчивость к похвале и неутомимость. Лишь после того как она повзрослела, было принято решение задействовать ее в исследовании.

Эксперимент 1
В течение трех лет хозяева познакомили собаку с 1038 предметами. Это были игрушки для детей и собак (800 мягких игрушек, 116 мячиков, 26 летающих тарелок и 100 пластмассовых предметов). В наборе не было ни одного одинакового предмета. Все они отличались по размеру, структуре, виду или цвету. Некоторые игрушки были очень похожими, но все равно имели те или иные характерные особенности. Для каждой игрушки владельцы использовали собственное уникальное название.

Читайте также:  Породы собак: какая именно подходит вам?

Обучение Чейсер названиям предметов началось с пяти месяцев. В день собака узнавала наименование одного или двух объектов, и в игре должна была их находить. Наградой за это служили похвала и возможность поиграть с игрушкой.

Тесты проводили ежедневно. Чейсер надлежало выбрать единственный правильный предмет из восьми уже изученных. Если же она делала это неверно, ее заново знакомили с тем предметом, на котором она ошибалась.

Раз в месяц исследователи проводили один усложненный тест. В случайном порядке они выбирали 100 предметов из числа тех, что Чейсер уже знала. Эти объекты делили на пять групп, по 20 игрушек в каждой. Потом предметы раскладывали на полу в гостиной — так, чтобы каждый набор лежал отдельно. Чейсер просили приносить предметы дрессировщику, который находился в другой комнате, в спальне.

В конце трехлетнего периода обучения Чейсер продемонстрировала свои навыки в аудитории колледжа перед сотней студентов факультета психологии. Присутствующие в случайном порядке писали на бумаге названия предметов, которые должна была принести собака, и отдавали этот список тренеру. Бордер-колли ни разу не ошиблась.

После трех лет обучение Чейсер новым словам прекратили. Это случилось не потому, что она достигла какого-либо предела. Просто исследователи больше не могли ежедневно тратить на обучение по 4–5 часов. Решили перейти к следующим экспериментам.

Эксперимент 2
На этот раз целью ученых было проверить, понимает ли Чейсер название объекта независимо от поданной команды. В 14 тестах одна из трех команд употреблялась вместе с названием одного из трех различных предметов. По команде (например, «Возьми!», «Лапа!», «Нос!») собаке следовало либо взять названный предмет в пасть, либо только дотронуться до игрушки лапой или носом. Это помогло понять, понимает ли Чейсер различие между командами и предметами.

Экспериментатор только отдавал команду, но не мог видеть, какой предмет выбрала собака и выполнила ли она нужное действие. Человека отгородили от испытуемой ширмой, а ее действия фиксировали на видеокамеру. Выводы делались на основе записи.

В процессе многократной серии тестов Чейсер всегда правильно выполняла указания дрессировщика. Ученые сделали очевидный вывод: для собаки команды и названия предметов являлись независимыми морфемами.

А поскольку ни один из трех объектов в предложенном тесте не был ранее соединен с одной из трех команд, напрашивался вывод о том, что Чейсер способна объединять два значения даже без предварительного обучения.

Эксперимент 3
На этом этапе Чейсер познакомили с названиями, которые описывали группы разных, но однотипных предметов. Всего таких групп было три: «Игрушка», «Мячик», «Летающая тарелка». Каждая из них состояла из предметов, знакомых собаке.

После освоения собакой самого понятия группы специалисты стали исследовать, насколько хорошо Чейсер понимает «обобщенные» команды. Ее просили принести мячик, а затем еще один мячик, но при этом не говорили название конкретного мяча. Если собака приносила другую игрушку, ее мягко поправляли и повторяли испытание.

Выяснилось, что Чейсер было проще отождествить предметы из категорий «мячи» и «летающие тарелки», потому что они имели очевидные общие характеристики: шарообразная или дискообразная форма. Категорию же «игрушки» собаке понять оказалось сложнее, потому что все эти предметы заметно различались формой.

Эксперимент 4
Самой интересной способностью собак, которую исследователи выявили в своем эксперименте, оказалось выведение нового значения логически, исключая другие варианты.

В данном эксперименте собаке предлагали как уже известные ей, так и новые предметы. Два новых и восемь знакомых объектов оставляли в отдельной комнате. Чейсер просили принести все восемь предметов, которые она знала, но по очереди. На первом этапе новые предметы ей не называли, и собака, соответственно, их не трогала. На следующем этапе, когда она приносила все знакомые игрушки, ее просили принести новый предмет.

Спустя два года, когда Чейсер исполнилось пять лет, ученые снова проверили способность собаки выбирать новую вещь методом ее исключения из группы знакомых предметов.

Итак, цель проведенной работы – показать, что собаки могут запомнить названия множества предметов. Они способны также понимать, что объект может иметь не одно название, а больше (например, «мячик» и «игрушка»). К тому же Чейсер делала различия между наименованием предмета и действием, которое надо с ним выполнить.

indbooks

Читать онлайн книгу

Сколько слов знают собаки?

Чрезвычайная восприимчивость собак к некоторым мимолетным признакам настроения и действиям хозяина заставляет многих переоценивать собачьи возможности. По словам К. Лоренца, «не удивительно, что наивный наблюдатель, пытающийся приписать животным человеческие качества, рассуждает следующим образом: если мой питомец способен угадывать даже невысказанные мысли, то он, тем более, должен понимать каждое слово из уст любимого хозяина».

Таково довольно распространенное заблуждение, но не следует забывать, что на самом деле собаки лишены способности по-настоящему понимать речь хозяина, а внимательность к его мельчайшим движениям именно потому сильно обострена у животных, что она составляет основу их собственного языка. И требуется терпеливая дрессировка с детства, чтобы собака действительно научилась понимать некоторые слова. Это прежде всего обычные команды («сидеть», «место», «ко мне», «рядом» и т. п.).

Конечно, каждая смышленая собака понимает и некоторые другие слова. Она по собственной инициативе приносит поводок, едва услышав это слово, знает членов семьи по именам, знает названия многих предметов, хотя никому и в голову не приходило ее этому учить.

Трусоватая собака, которую надо лечить — смазывать болячку или делать укол, — моментально запоминает не только эти слова, но и любые их синонимы. Правда есть вероятность, что она реагирует не только и не столько на сами слова, сколько на интонацию и на другие сигналы, связанные с лечебной процедурой.

Но все же сколько слов и насколько тонко может различать собака? Как ни странно, ученые не исследовали этот вопрос специально, и точных данных на этот счет гораздо меньше, чем можно было бы ожидать. Поэтому приведем примеры тех немецких слов, распознавание которых удалось наблюдать Лоренцу и его коллегам. Он рассказывает, например, что один из зоопсихологов специально назвал своих собак очень похожими кличками — Харрис, Арис и Парис. Но, несмотря на такое сходство, по команде хозяина «место!» вставала и печально плелась к своей подстилке именно та собака, которую он называл. Не менее точно каждая из них выполняла команду, поданную из другой комнаты, когда хозяина не было видно и нельзя было сориентироваться по каким-то еще признакам, кроме самих слов.

Лоренц описывает и собаку Аффи, которая по-разному реагировала на слова «котенок», «белочка» и «воробушек», причем «воробушком» звали ручного ежика, жившего в семье. По-немецки эти слова звучали похоже («Шпатци», «Эйхатци» и «Наци»), но Аффи различала их очень хорошо. При упоминании котенка шерсть у нее на загривке вставала дыбом, и она начинала возбужденно обнюхивать пол, совсем как это делает любой пес, учуявший во дворе след кошки. Весь ее вид ясно свидетельствовал, что она ожидает встречи с противником, который будет защищаться.

Ежика по кличке «Наци» Аффи ненавидела просто за то, что он еж. Услышав его кличку, она бросалась к мусорной куче, где обитал другой еж, рыла лапами сухие листья и лаяла с бессильной злобой. При слове «Эйхатци» она задирала голову, ожидая, по-видимому, увидеть белку. А поскольку белки, как правило, поблизости не оказывалось, она начинала перебегать от дерева к дереву, старательно задирая голову. Этим достижения Аффи не ограничивались: она знала имена девяти людей, и очень четко и безошибочно бежала к тому из них, имя которого указывали.

Можно приводить много похожих примеров, однако общий вывод от этого не меняется: собака может понимать обращенные к ней слова человека все же в очень ограниченной степени.

Действительно, даже если нам кажется, что собака понимает обращенную к ней фразу «Не пора ли нам погулять?», на самом деле она ловит главное для нее, «ключевое» слово — «гулять» — и реагирует именно на него. Фраза «Вот кончу работу и пойдем гулять» совершенно не отличается для нее от первой, и пес искренне не понимает, почему, произнеся ее, хозяин не берется сразу за поводок.

И уж совсем невозможно, чтобы даже самый преданный и умный пес понял, когда ему рассказывают о прошедших или будущих событиях. Вот типичная ситуация — хозяин собирается в дорогу, суета в доме, полусобранные чемоданы. По прошлому опыту пес уже знает, что это предвещает разлуку. На этот раз хозяин берет его с собой, но объяснить это ему невозможно, сколько ни повторяй. И пес будет страдать до последней минуты, пока хозяин не возьмет в руки поводок и не скомандует: «Вперед!».

Впрочем, это неудивительно, ведь зачатки настоящего понимания человеческой речи, смысл которой зависит от порядка слов в предложении, как мы скоро увидим, есть только у высших обезьян.

Сколько слов знает моя собака?

Исследованиями подтверждено, что собака может запомнить 165 слов. Особо одаренные собаки могут выучить более 1 000 слов.

Ваша домашняя собака знает основные слова-команды: «Ко мне!», «Сидеть!», «Мяч!» и т.д. и выполняет их. Но знаете ли вы, что словарный запас вашей домашней собаки значительно больше, что собака знает и еще может запомнить намного больше слов, чем вы думаете.

По мнению доктораСтенли Корен, эксперта в области развития собаки, средняя собака может понимать около 165 слов, а при обучении возможно и больше. Доктор Корен говорит, что в этом случае важна последовательность. Если вы называете еду «ужин», а другие члены семьи говорят иначе, то это слово для восприятия собакой будет не точным. Но если все говорят, “ужин”, собака очень быстро усвоит урок.

Собаки- интеллектуалы.В 2001 году бордер колли Рико появился на немецкой телевизионной игре и продемонстрировал, что он распознает 200 различных слов. Успехи Рико вызвали небывалый интерес к интеллекту собак, стали проводиться дальнейшие исследования. В исследованиях, проводимых Максом Планка в Институте эволюционной антропологии, Рико доказал, что он может вспомнить новые слова, даже после того, как месяц не слышал их.

Читайте также:  Можно ли давать собаке парацетамол?

В это время и другой бордер колли Шазер продемонстрировал колоссальные знания. Его словарный запас составил 1022 слова. Владелец бордер колли D.У. Pilley– психолог в Уоффорд Колледже в Спартанбурге, Южная Каролина. Г-н Pilleyначал подготовкуШазера в 2004 году. Он учил свою собаку запоминать каждый день названия двух игрушек. За трехлетний период Шазер приобрел огромный словарный запас и здоровенную коллекцию игрушек. О подвигах Шазера публиковали во многих журналах в феврале 2011 года.

Что собаки слышат и понимают? Как же собаки учатся, и какой смысл они придают нашим словам? Собаки лучше понимают слова, которые относятся к объекту или поведению, а не выражают абстрактные понятия. Например, слова: «лежать», «сидеть», «на место» собака воспринимает очень хорошо, запоминает быстро и выполняет по ним команды. Собаке более понятно слово «лечить», чем выражение «я люблю тебя». Конечно, когда вы говорите: «Я люблю тебя!», ваша домашняя собака реагирует на ваш голос, интонацию, выражение глаз и мимику. Она понимает, что ваши слова – похвала и ласка в ее адрес. Ваш четвероногий ученик в ответ виляет хвостом от радости. Но конкретно собака понимает только слово «лечить», знает конечный результат этого слова.

При обучении собак всегда надо учитывать, что они легче запоминают простые и короткие слова. В некоторых случаях собака даже не реагирует на все слово, которое ей произносят, а, услышав первые слоги (или звуки), выполняет команду. На твердые согласные в слове собаки реагируют лучше, чем на мягкие. Специалисты считают, что домашние собаки лучше запоминают слова, которые выделяются из нашей обычной речи.

«Язык тела»является для собаки ключом к пониманию своего хозяина. Исследования показали, что собаки могут научиться реагировать на наши жесты, и даже движения наших глаз. Владелец думает, что его домашняя собака осознает вину за свой поступок, а она, на самом деле, реагирует на сердитый «язык тела» своего хозяина.

Так же, как и люди, собаки по-разному воспринимают науку. Собака в возрасте, вопреки сложившемуся мнению, тоже способна запоминать новые слова, хотя и не так быстро, как молодая.

И генетика тоже играет свою роль. Собаки-интеллектуалы бордер колли Шазер и Рико относятся к породе собак, имеющей долгую историю сосуществования рядом с человеком, прошедшей многолетний искусственный отбор. Издавна бордер колли использовали для выпаса овец, поэтому высокий интеллект – всего лишь инструмент для выполнения роботы. Когда кругом одни овцы да бараны, думать надо за все стадо.

Специалисты считают пуделей, немецких овчарок, золотистых ретриверов и доберманов очень способными к запоминанию большого количества слов.

Но каждая собака может быть умной и способной к обучению словам не зависимо от породы, получив от природы бонус. Если тренировка собаки проходит с лаской, терпением и любовью владельца, то любая домашняя собака начнет «хватать с неба звезды» и заносить их в свой словарный запас.

Материалы

Собака, выучившая больше 1000 слов

Бордер-колли Чейсер — собака с самым богатым словарным запасом. За три года она выучила имена более 1000 предметов, научилась комбинировать существительные и глаголы, узнала о категориях и подкатегориях, а также усвоила метод исключений. Американские психологи Джон Пилли и Эллистон Рейд рассказывают о своем исследовании.

Опубликованная в 2004 году журнале Science статья о бордер-колли Рико, выучившем более 200 слов, вызвала огромный резонанс. Несколько лет спусти американские психологи Джон Пилли и Эллистон Рейд повторили эксперимент немецких коллег со своей бордер-колли по имени Чейсер и добились даже более впечатляющих результатов.

За три года обучения Чейсер научилась распознавать по именам 1022 предмета. Регулярная проверка усвоенных знаний (тесты на выбор одного предмета из восьми), а также мета-тесты (серия из 50 тестов на определение имен 20 случайно выбранных игрушек) показали, что Чейсер способна не только справляться с заданием с 90% точностью, но и вспомнить имена игрушек спустя два года после окончания тренировки.

Во втором эксперименте исследователи обучали собаку комбинировать слова. Сначала с помощью незнакомых по предыдущему эксперименту предметов Чейсер научили трем видам маркировочного поведения: тронь лапой , тронь носом и принеси . Затем выученные глаголы случайно комбинировались с ранее усвоенными именами игрушек — существительными, например, принеси плюшевого слона или тронь носом колокольчик . Чейсер безошибочно справилась с каждым из 14 тестов.

Следующий эксперимент ставил целью проверить, способна ли собака усвоить категории предметов. Помимо общей категории «игрушки», собака легко запомнила подкатегории «мячи» и «фрисби», идеально справляясь с тестами «8-8» (то есть по просьбе хозяина приносила, например, мяч из набора восьми различных мячей и восьми «не-мячей»).

Наконец, в заключительном эксперименте Пилли и Эллистон воспроизвели результаты исследовательницы Юлианы Камински из Института Макса Планка (Лейпциг, Германия). Как и бордер-колли Рико, Чейсер справилась с усвоением новых слов методом исключения. На этот раз собаку просили принести неизвестную ранее игрушку, имя которой Чейсер слышала впервые, выбрав ее среди семи других, уже знакомых ей игрушек. Собака прошла все тесты, не совершив ни одной ошибки.

Собака идентифицирует игрушки

Чейсер, ищи игрушку, ищи игрушку! Чейс, там, ищи там! Это гусь. Чейс, принеси другую игрушку. Принеси другую. Да, это игрушка!

Собака идентифицирует предметы по их именам

Чейс, найди круг, найди круг! Да, молодец. Чейс, найди манок. Хорошая собака! Хорошая собака!

Собака идентифицирует мячи

Чейс, найди мяч. Принеси мяч. Да, это мяч. А теперь еще один мяч. Молодец!

Интеллектуальные способности животных. Краткая историческая справка

Биологи XIX столетия, вдохновленные открытием своего современника Чарльза Дарвина, считали, что животные, будучи связанными с человеком общими предками, могут делить с нами не только внешние признаки, но и умственные (когнитивные) способности. Считалось, что существующие различия заключаются не в качестве, но степени. Иначе говоря, животные могут обладать языком, памятью, чувством прекрасного, пусть и менее развитыми, чем у нас, у людей. Делая самые первые шаги, а потому не имея никакой методологической базы, наука тех дней в качестве доказательств использовала многочисленные истории об удивительных способностях животных. Позже многие способности, описанные в подобных историях, были развенчаны.

История лошади по имени Умный Ганс — пожалуй, самая известная из подобных историй. Умный Ганс, по заверениям его владельца Вильгельма фон Остена, умел считать: копытом лошадь отстукивала ответ на арифметическую задачу, озвученную или записанную на доске. О Гансе, объехавшем с гастролями всю Германию, писали газеты, пока уникальные способности не были проверены молодым психологом Оскаром Пфунгстом. После серии экспериментов Пфунгст установил, что Ганс давал правильный ответ только в том случае, когда человек, задававший вопрос, знал ответ и находился в поле зрения лошади. Умный Ганс ориентировался на положение бровей человека: когда лошадь начинала отстукивать ответ, человек, сам того не замечая, опускал брови, и поднимал их по достижении правильного количества ударов. Аналогичный случай наблюдал известный немецкий зоолог Бернард Гржимек: собака по имени Штуппке «считала», ориентируясь на невербальные сигналы хозяина.

Чтобы исключить эффект Умного Ганса, все тесты способностей Чейсер проводились «вслепую». Это значит, что, выполняя просьбу хозяина, собака не могла его видеть, а тот — находясь за ширмой — не мог видеть собаки и ее игрушек.

Пытаясь заменить «истории» натуралистов XIX века солидным научным методом, ученые XX столетия сосредоточились на исследовании только внешнего проявления психической деятельности — поведении, — опустив из рассмотрения внутренний мир животных: когнитивные способности, чувства, эмоции. Этот подход, называемый бихевиоризмом, в 80-е годы начал сдавать позиции и уступил место когнитивным наукам.

Вместе с бихевиоризмом снялись ограничения со способностей животных к обучению — наши собаки вдруг «стали умнее». Оказалось, что они могут обучаться не только классическим и оператным обуславливанием. Собаки могут имитировать. У собак, как и у младенцев, есть некоторое представление о количестве (см. эксперимент с ширмой в книге Эмоции собак и людей), а примеры бордер-колли Чейсер и других демонстрируют способность собак запоминать и комбинировать слова, делать правильный выбор методом исключений и т.д.

Дополнительные видеоматериалы

История исследования Пилли и Рейда

В 2004 году вышла статья о собаке по имени Рико из Германии, который выучил больше 200 слов. Поэтому мы хотели проверить границы этой способности. И что вы обнаружили? Мы обнаружили, что границы по-прежнему неизвестны. Но что мы действительно узнали, так это то, что Чейсер выучила названия более тысячи предметов. Мы считаем, что это не предел.

Бордер-колли необходимо следить за овцами, но при этом слушать хозяина. За века доместикации и совместной пастушьей работы собаки, которые были восприимчивы к языку человека, «заполонили» генофонд. И поэтому большинство из нас считает, что у бордер-колли есть особые способности к языку, которые превосходят даже способности младенцев.

Демонстрирует, насколько внимательно собака следует указаниям хозяина.

Это статья о бордер-колли в журнале National Geographic. В ней поднимаются вопросы, которыми задавался он (Джон Пилли): какова степень, до которой животные — такие как бордер-колли — могут разделять с нами некоторые вербальные способности, или способности к языку, которые есть у человека.

Чтобы хранить все игрушки Чейсер, нам понадобилось 16 пластиковых контейнеров. А здесь можно видеть Чейсер, глядящей на эту огромную кучу игрушек. Мы задались вопросом, действительно ли собака знает названия всех этих игрушек? И почти всегда ответ был положительным. Каждый месяц, когда мы проверяли, запомнила ли собака уникальные имена каждой игрушки, она правильно вспоминала названия 95% всех своих игрушек.

Чтобы задокументировать то, как Чейсер выучила больше 1000 слов, мы приняли помощь психологического клуба. Мы попросили 10 студентов случайным образом выбрать 50 игрушек, которые Чейсер должна была приносить по вербальной (голосовой) команде.

Чтобы исключить возможность поиска предметов на основе невербальных подсказок вместо слов, мы разместили все игрушки слева от меня и вне моего поля зрения.

Читайте также:  Наиболее распространенные признаки теплового удара у домашних животных

Перечисляет названия игрушек (подсолнух, кактус, червяк, цыпленок и т.д.) и просит собаку их принести.

Ключевой момент состоит в том, чтобы научить собаку двум вещам. Первое — это знание того, что у преметов есть имена. И во-вторых, собака должна выучить определенный сигнал. Это то, как мы соединяем слова с предметами. То есть собака должна узнать, какому конкретному предмету соответствует определенное слово. И мы добились этого очень просто. Я всего лишь брал предмет в руку и говорил: это кролик, я сейчас спрячу кролика и хочу, чтобы ты его нашла . Мы вместе шли за кроликом, давали его собаке, называли, когда она смотрела, то есть создавали ассоциацию между предметом и его названием. Чейсер, найди кролика, найди кролика. Я считаю, что пока мы искали кролика, имя игрушки запечатлялось в ее памяти. Проводя несколько минут времени с этим предметом, у собаки создавалась ассоциация между игрушкой и ее названием. Это называется обуславливанием. Мы предполагаем, что после нескольких таких сеансов собака понимает, что у предметов есть свои имена. И когда я говорю это… — это сигнал, который помогает связать название предмета и сам предмет.

Мы повторили некоторые исследования, проведенные в Германии, но мы продвинулись немного дальше, раздвинув границы — границу двухсот, тресот, даже тысячи слов. Мы раздвинули границу до той степени, которая показывает, что собака может выучить не только названия предметов, но она может выучить слова, являющиеся общими существительными, то есть представляющими собой названия категорий предметов.

Чейсер комбинирует глаголы и существительные

Здравствуйте, меня зовут Джон Пилли, а это наша собака Чейсер. На этом видео мы хотели бы продемонстрировать способность Чейсер комбинировать глаголы и существительные таким образом, что у каждого глагола и существительного есть свое, независимое от других, значение. Мы будем демонстрировать эту способность, попросив Чейсер комбинировать различные глаголы с различными предметами, которые имеют различные имена. Три глагола, которые мы будем использовать: «притронься лапой», «притронься носом» и «возьми». Три предмета: «овечка» (плюшевая овца), «алфавит» (кубик) и «губы» (красная игрушка). Я буду давать ей инструкции, объединяя глагол с существительным.

Чейсер, принеси овечку. (Хвалит собаку за правильное действие и поощряет игрой в мячик). Чейс, притронься лапой к овечке. Чейс, принеси губы. Чейс, притронься носом к овечке. Чейс, притронься лапой к губам. Чейс, притронься лапой к овечке. Чейс, притронься носом к губам. Чейс, притронься носом к алфавиту. Чейс, принеси алфавит. Чейс, притронься носом к овечке. Чейс, притронься лапой к алфавиту. Чейс, принеси овечку. Чейс, притронься лапой к овечке. Чейс, принеси алфавит.

Сколько слов знают собаки?

Чрезвычайная восприимчивость собак к некоторым мимолетным признакам настроения и действиям хозяина заставляет многих переоценивать собачьи возможности. По словам К. Лоренца, «не удивительно, что наивный наблюдатель, пытающийся приписать животным человеческие качества, рассуждает следующим образом: если мой питомец способен угадывать даже невысказанные мысли, то он, тем более, должен понимать каждое слово из уст любимого хозяина».

Таково довольно распространенное заблуждение, но не следует забывать, что на самом деле собаки лишены способности по‑настоящему понимать речь хозяина, а внимательность к его мельчайшим движениям именно потому сильно обострена у животных, что она составляет основу их собственного языка. И требуется терпеливая дрессировка с детства, чтобы собака действительно научилась понимать некоторые слова. Это прежде всего обычные команды («сидеть», «место», «ко мне», «рядом» и т. п.).

Конечно, каждая смышленая собака понимает и некоторые другие слова. Она по собственной инициативе приносит поводок, едва услышав это слово, знает членов семьи по именам, знает названия многих предметов, хотя никому и в голову не приходило ее этому учить.

Трусоватая собака, которую надо лечить – смазывать болячку или делать укол, – моментально запоминает не только эти слова, но и любые их синонимы. Правда есть вероятность, что она реагирует не только и не столько на сами слова, сколько на интонацию и на другие сигналы, связанные с лечебной процедурой.

Но все же сколько слов и насколько тонко может различать собака? Как ни странно, ученые не исследовали этот вопрос специально, и точных данных на этот счет гораздо меньше, чем можно было бы ожидать. Поэтому приведем примеры тех немецких слов, распознавание которых удалось наблюдать Лоренцу и его коллегам. Он рассказывает, например, что один из зоопсихологов специально назвал своих собак очень похожими кличками – Харрис, Арис и Парис. Но, несмотря на такое сходство, по команде хозяина «место!» вставала и печально плелась к своей подстилке именно та собака, которую он называл. Не менее точно каждая из них выполняла команду, поданную из другой комнаты, когда хозяина не было видно и нельзя было сориентироваться по каким‑то еще признакам, кроме самих слов.

Лоренц описывает и собаку Аффи, которая по‑разному реагировала на слова «котенок», «белочка» и «воробушек», причем «воробушком» звали ручного ежика, жившего в семье. По‑немецки эти слова звучали похоже («Шпатци», «Эйхатци» и «Наци»), но Аффи различала их очень хорошо. При упоминании котенка шерсть у нее на загривке вставала дыбом, и она начинала возбужденно обнюхивать пол, совсем как это делает любой пес, учуявший во дворе след кошки. Весь ее вид ясно свидетельствовал, что она ожидает встречи с противником, который будет защищаться.

Ежика по кличке «Наци» Аффи ненавидела просто за то, что он еж. Услышав его кличку, она бросалась к мусорной куче, где обитал другой еж, рыла лапами сухие листья и лаяла с бессильной злобой. При слове «Эйхатци» она задирала голову, ожидая, по‑видимому, увидеть белку. А поскольку белки, как правило, поблизости не оказывалось, она начинала перебегать от дерева к дереву, старательно задирая голову. Этим достижения Аффи не ограничивались: она знала имена девяти людей, и очень четко и безошибочно бежала к тому из них, имя которого указывали.

Можно приводить много похожих примеров, однако общий вывод от этого не меняется: собака может понимать обращенные к ней слова человека все же в очень ограниченной степени.

Действительно, даже если нам кажется, что собака понимает обращенную к ней фразу «Не пора ли нам погулять?», на самом деле она ловит главное для нее, «ключевое» слово – «гулять» – и реагирует именно на него. Фраза «Вот кончу работу и пойдем гулять» совершенно не отличается для нее от первой, и пес искренне не понимает, почему, произнеся ее, хозяин не берется сразу за поводок.

И уж совсем невозможно, чтобы даже самый преданный и умный пес понял, когда ему рассказывают о прошедших или будущих событиях. Вот типичная ситуация – хозяин собирается в дорогу, суета в доме, полусобранные чемоданы. По прошлому опыту пес уже знает, что это предвещает разлуку. На этот раз хозяин берет его с собой, но объяснить это ему невозможно, сколько ни повторяй. И пес будет страдать до последней минуты, пока хозяин не возьмет в руки поводок и не скомандует: «Вперед!».

Впрочем, это неудивительно, ведь зачатки настоящего понимания человеческой речи, смысл которой зависит от порядка слов в предложении, как мы скоро увидим, есть только у высших обезьян.

«Собеседник» из клетки

Отряд попугаев весьма многочислен – более 320 видов. Несколько десятков из них люди содержат в клетках. Всех попугаев объединяет особое строение клюва и лап, но есть у этих птиц и гораздо более существенное свойство, которое объясняет специфику их поведения. Мозг у попугаев крупный и сложно устроен, и в этом отношении они превосходят большинство остальных птиц в той же мере, в какой обезьяны превосходят других млекопитающих.

Попугаев держат в неволе не только за их экзотическую красоту. Человек, берущий в дом эту птицу, как правило, надеется приобрести в ее лице прежде всего «собеседника» и даже друга. И если у него хватает терпения – это получается. А даже если попугай не умеет говорить, он иногда совершенно неожиданно обнаруживает, что знает и понимает многое, хотя и не может об этом сказать. Природная общительность попугаев заставляет их воспринимать человека как члена «своей стаи». В этом отношении они похожи на собак.

Любящий попугай приветствует вернувшегося домой хозяина всеми возможными способами: забравшись к нему на плечо, пытается кормить его, осторожно перебирает клювом волосы, трогает кожу на лице. Он как бы приводит в порядок воображаемое «оперение» на тех участках тела хозяина, где самой птице трудно было бы навести туалет, и с готовностью подставляет собственную голову для проведения аналогичных манипуляций. Надо сказать, что приглашение «почесать шейку» – одна из наиболее легко усваиваемых попугаями команд.

Конечно, часто попугаи бывают крикливы, вздорны, агрессивны, и тем не менее они – как правило, домашние любимцы.

Как бы отрешенно ни выглядел иногда сидящий в клетке одинокий красавец, на самом деле он в курсе жизни хозяев, и зачастую понимает, как на них воздействовать.

Южноамериканский попугай тиранна, живший в доме знаменитого немецкого ученого фон Фриша, заметил, что его выпускают полетать только после того, как он опорожнит кишечник, и, значит, хотя бы некоторое время не будет угрожать коврам и диванам.

Уловив закономерную связь между этими двумя фактами, попугай, если ему хотелось полетать по дому на свободе, всячески старался выдавить из себя хоть капельку помета в те моменты, когда хозяин проходил мимо клетки.

Попугаи умеют как бы оценивать свои действия с точки зрения человека. Попугай Жако знал, что его хозяйку раздражают его резкие крики, и старался сдерживаться в ее присутствии. Если же он забывался, то сам себя и останавливал: «Молчи, что кричишь, где палка?» А если кричали другие птицы, он и их одергивал: «Молчи, орало!»

От собак и других домашних животных попугаи отличаются тем, что не только могут понимать человека, но и сами могут обратиться к нему, действительно вступить с человеком в диалог.

Ссылка на основную публикацию